Бахаизм

bahaiВ сущности, вера бахай является монотеистической религией откровения, уходящей корнями в шиитский ислам, хотя исламскими ортодоксами она не признана. Ее основоположниками были два перса, жившие в XIX в.: Сейид Али Мухаммад (1819-1850), основатель шиитского движения за религиозное возрождение, и Мирза Хуссейн Али Нури (1817-1892). Последний, называвший себя Бехаулла (в пер. с араб. — слава Божия), представлял себя последним в ряду посланников Бога, воплотившим те обещания, которые содержались в учениях Кришны, Христа и Мухаммеда. Он должен был донести новое откровение до людей. Таким образом, с точки зрения базовых этических принципов вера бахай имеет много общего с другими мировыми религиями, но при этом содержит и другие представления, существенно важные для мирного сосуществования народов.

Помимо собственных сочинений Бехауллы, к которым относятся «Священнейшая книга» и «Книга веры», религия бахай признает огромное количество мистических текстов. Бехаулла предписывает умеренность во всем, отвергая как излишне строгий аскетизм, так и гедонистический образ жизни. Основные добродетели, определяющие этику бахай, — это любовь к ближнему, благодарность, верность слову и вера в Бога. Социальная активность, понимаемая как служение человечеству, становится главным критерием истинного человеколюбия. В центре религиозной системы стоят три единства: существование единого и неделимого истинного Бога, мистическое единство божественного откровения и единство всего человечества, из сочетания которых вытекает терпимость к другим религиям. Разум — это дар творения, и вера никогда не противоречит разуму, но тот, со своей стороны, никогда не сможет полностью постичь божественное — для этого нужна молитва и глубокая медитация.

Большинство современных последователей учения бахай живут в Индии, но мировым центром этой религии является город Хайфа в Израиле. В этой религии практически нет предписанных ритуалов, главная роль в ней отводится личному, а не общинному благочестию. Для последователей бахай внутренняя позиция человека важнее, чем внешнее соблюдение религиозных обрядов.

Комментирование закрыто